Заблуждения в истории
Мистификации, мошенничества
Нечистая сила
Чудеса с неба
Необычное, необъяснимое
Аномалии
Контакты. О сайте
Интересные ресурсы
На главную

Дело коновала Бардадыма.


В истории полтергейста известны десятки судебных дел, возбужденных в связи с проказами шумных духов. В роли ответчиков обычно выступали люди: носитель и жертвы феномена, иногда семья в целом, а то и посторонние, подозреваемые в "напуске" полтергейста посредством колдовства. Участь привлеченных в старину обычно бывала незавидна: их приговаривали к смертной казни, подвергали жестоким наказаниям. В более поздние времена, случалось, суд не усматривал в "деяниях" привлеченных к ответственности состава преступления - выяснялось, что самих действий просто не было! И тогда подозреваемых оправдывали. А ответчиками фактически становились шумные духи. В таких случаях решение возлагалось на суд Божий, и дело закрывалось официальным постановлением суда: ведь не привлекать же, в самом деле, к ответственности духов!


Первое из дошедших до нас судебных дел, возбужденных в связи с буйством шумных духов, рассматривалось Верховным судом Парижа в ноябре 1534 года. Последнее из известных - в марте 1992 года народным судом Невского района Ленинграда; оно завершилось оправданием семьи, обвиненной в затоплении нижних квартир: не вчинять же было иск полтергейсту!


В ряде случаев в руки исследователей попадают копии судебных решений по делам, связанным со вспышками полтергейста. Такие документы отражают отношение суда и общества к феномену в те или иные времена, а также предоставляют в руки исследователей показания очевидцев, засвидетельствовавших перед судом реальность противоречащих здравому смыслу происшествий. К подобного рода документам относится и приводимая ниже копия решения Виленской соединенной палаты уголовного и гражданского суда от 28 мая 1874 года. Вот полный текст этого уникального постановления:


"1874 года, мая 28 дня. По указу Его Императорского Величества Виленская соединенная палата уголовного и гражданского суда по уголовному отделению слушал уголовное дело о крестьянине Бардадыме, обвиняемом в мошенничестве. Докладывал секретарь Прокопович.


Обстоятельства дела: Виндзигольский сельский староста донес Сумилишскому волостному правлению, что 26 января сего 1874 года в деревне Шаколданы Яков Яковлев Бардадым, за условленную с крестьянином Домиником Беганским плату 30 копеек получив бутылку молока, неизвестно что делал, а после сего приказал давать это молоко больному ребенку Беганского. После ухода Бардадыма в доме Беганских произошло необыкновенное явление: оставленная Бардадымом бутылка с молоком переходила с места на место, в избе Беганских какая-то тайная сила бросала сено, сучья и камни. Это явление продолжалось в течение двух суток, пока не пригласили Якова Бардадыма. По прибытии его в избе Беганских все утихло, но при сем Бардадым потребовал от Беганского 15 рублей за прекращение необыкновенного бросания камней и прочего, однако сошелся на 5 рублях и двух гарнцах водки, которые и получил от Беганского.


Крестьянин Санкт-Петербургской губернии Новоладожского уезда Яков Яковлев Бардадым, 31 года, по ремеслу коновал, показал, что дал бутылку с молоком, прочитав над этим молоком лишь молитвы, по просьбе Беганского, для врачевания ребенка, у коего была грыжа, так как знал, что молоко помогает от грыжи, деньги же 5 рублей взял у Беганского потому, что несколько лет тому назад эту сумму он дал взаймы брату Беганского, ныне умершему. О причине необыкновенного хождения бутылки, бросания камней и прочего в жилье Беганских ничего не знает, не видел этого и ни с кем в стачке для обмана крестьян не был: его действительно привезли к Беганскому, но для чего, не помнит, так как был совершенно пьян, и что там происходило, не знает


Доминик Беганский под присягой показал, что когда у него заболел сын, то он отправился к знахарю, но по дороге встретил Бардадыма, который, узнав о цели поездки, потребовал бутылку молока, что-то пошептал и, передав бутылку показателю (то есть Доминику Беганскому), приказал давать это молоко больному ребенку. За это показатель дал Бардадыму 30 копеек. Ребенку не сделалось ни хуже, ни лучше, но после возвращения показателя домой, вечером, началось с печи бросание испачканных щепок, дров, обмерзших камней и других предметов. А на третий день привязанная бутылка начала переходить с одного места на другое, когда же была выброшена во двор, то снова явилась на место, но, наконец, показатель разбил эту бутылку. Все это продолжалось две недели. После показатель пригласил к себе Бардадыма, и по прибытии его в дом все прекратилось, и показатель дал Бардадыму 5 рублей и угостил двумя бутылками водки.


6 марта, после начала дела, когда Бардадым содержался в тюрьме, бросание началось опять и происходило не только в комнате, но и в других строениях и на дворе; бывало все это только при домашних, а при посторонних прекращалось. Шестеро соседей Беганских показали под присягою, что они были очевидцами бросания камней, дров и других предметов в квартире Беганского; при них приехал Бардадым хмельной, но не совсем пьян, и просил у Беганского за усмирение 15 рублей, а потом согласился на 5 рублей, и тут же было выпито два гарнца водки. Вскоре Бардадым был арестован волостным начальством, и после ухода его снова началось бросание камней и прочих предметов в течение двух недель, потом прекратилось, а с 6 марта началось снова.


Свидетели Пишок и Кирцюк показали под присягой, что они видели, как бутылка переходила с места на место и, где бы ни была поставлена, возвращалась к порогу в сенях. И туда же возвратилась и после того, как была выброшена на двор; когда эта же бутылка была привязана веревкой к гвоздю, то веревка развязалась и бутылка возвратилась к порогу. Пока жители находились также при бросании камней и других предметов и осматривали хату, то никого, кто бы мог бросать, не нашли, а равно не нашли дыр в потолке в том месте, откуда были бросаемы разные предметы.


Судебный следователь, по осмотре дома и других строений крестьян Беганских, записал в протокол, что по осмотре ничего подозрительного не найдено. Хата Беганского довольно просторна, хорошо освещена, отверстий ни в потолке, ни в стенах нет, даже потолка достать нельзя. В чулане при этом доме усматривается на полу разбросанный картофель и рассыпано зерно и мука; в сенях валяются камни величиной с большое яблоко, в амбаре на полу усматривается тоже рассыпанным зерно и бобы, на стенах и на двери хаты видны выбоины, происшедшие, как полагать надо, от брошенных в них камней.


Обвиняемый Бардадым отдан 9 марта сего года судебным следователем на поруки Трокскому мещанину Якову Малиновскому. У Бардадыма взяты ножик и два ланцета для пускания крови, представлены в Палату и хранятся в числе вещественных доказательств.


Товарищ Виленского Губернского Прокурора Григорович, принимая во внимание, что произведенным по сему предмету следствием заявляет:


1) Что не обнаружено, чтобы крестьянин Санкт-Петербургской губернии Новоладожского уезда Яков Яковлев Бардадым, 31 года, возвращая Беганскому бутылку с молоком как средство для поправления здоровья больного ребенка, присваивал себе какие-либо сверхъестественные свойства или качества или приписывал бы таковые данному им в бутылке питью;


2) Что не обнаружено также, чтобы Бардадым принимал какое-либо действительное участие как в бросании разного рода предметов, так и в прекращении этого явления в жилье Беганских.


3) И что показаниями свидетелей Марцианны Беганской, Адама Пинюка, Антона и Викентия Баласевичей и Корцюка Бардадым уличается в том, что получил от Беганского 5 рублей и 2 гарнца водки под предлогом усмирения в доме Беганских бросания камней и прочее. На основании сего, он обвиняется в том, что выманил у крестьянина Доминика Беганского 5 рублей и 2 гарнца водки под предлогом укрощения в доме Беганского бросания камней и других предметов, то есть в преступном деянии, предусмотренном во 2 пункте статьи 174 и статьи 173 "Устава о наказаниях, налагаемых мировым судьей".


По обвинению же в колдовстве и делание чудес, на основании статьи 304 2-й книги XV тома "Свода Законов", Бардадыма следует признать по суду оправданным. За проживательство же без установленного на жительство вида, на основании статьи 1220 Устава Уголовного Судопроизводства, следует передать в распоряжение Трокского Уездного Полицейского Управления.


Приказали: по соображении настоящего дела оказывается, что по заявлению крестьянина Беганского, подтвержденному шестью его соседями под присягой, в доме его с 26 января в течение довольно продолжительного времени происходило бросание с того угла, в котором находится печь, разных предметов неизвестно кем. Так как это происходило после получения Беганским от крестьянина Бардадыма бутылки с молоком для лечения больного ребенка Беганского и, кроме того, с упомянутой бутылкой, по показанию того же Беганского и его соседей, также происходило странное явление - она от неизвестной причины передвигалась сама с места на место, у Беганского и его соседей составилось убеждение, что это сделано Бардадымом, и потому он был приглашен в дом Беганского, и после прибытия его бросание разных предметов прекратилось, а за усмирение Бардадым потребовал 15 рублей, но после ограничился 5 рублями и двумя гарнцами водки, которые и получил от Беганского. Хотя Бардадым в получении денег и водки за усмирение бросания в доме Беганского разных предметов не сознался, а показал, что деньги были получены им в возврат данных брату Беганского, но поскольку заявление Беганского подтверждено шестью его соседями, очевидцами, спрошенными под присягой, Товарищ Виленского Губернского Прокурора Григорович в том деянии Бардадыма усматривает проступок, предусмотренный 173 и пунктом 2174 статьи "Устава о наказаниях, налагаемых мировым судьей", то есть мошенничество.


Сообразив изложенное выше и принимая во внимание:


а) что мошенничеством закон признает похищение чужого движимого имущества посредством какого-либо обмана (1665 статья Уложения о наказаниях).


б) Что, хотя, Бардадым получил от Беганского 5 рублей за усмирение бросания разных предметов в хате Беганского, но чтобы таковое бросание предметов было подготовлено им, Бардадымом, или же чтобы он принимал в том какое-либо участие, следствием не обнаружено и даже не обнаружен виновный в том, одно же получение денег за обещание прекратить бросание предметов в хате Беганского не может считаться обманом, ибо, по показанию свидетелей, таковое по прибытии Бардадыма прекратилось, и хотя началось вскоре снова, но после арестования его за неимение вида (на жительство. - Авт.).


Притом же, если бы он не был арестован, то, может быть, мог бы действительно принять какие-либо естественные меры для прекращения упомянутого явления - Палата находит, что он, Бардадым, по обвинению в мошенничестве должен быть от суда освобожден на основании 304 статьи 2-й книги XV тома Свода Законов. Что же касается до проживательства Бардадыма без письменного вида, то обстоятельство это, на основании 1220 статьи Устава Уголовного Судопроизводства, подлежит рассмотрению полиции, и посему дело следует передать на сей предмет в Трокское Уездное Полицейское Управление.


Посему Виленская Соединенная Палата Уголовного и Гражданского суда определяет:


1) Крестьянина Новоладожского уезда Санкт-Петербургской тубернии Якова Яковлева Бардадыма, 31 года, по обвинению в мошенничестве, на основании 304 статьи 2-й книги XV тома Свода Законов от суда освободить;


2) Настоящее дело передать в Трокское Уездное Полицейское Управление на распоряжение по предмету о проживательстве Бардадыма и передержательстве его без письменного вида, предписать полиции дело по рассмотрении представить в Палату;


3) Приговор этот объявить Бардадыму по месту жительства его в г. Троках, а также возвратить ему взятые у него и хранящиеся в Палате ножик и два ланцета чрез Трокское Уездное Полицейское Управление, которому предписать освободить Трокского мещанина Якова Иванова Малиновского от поручительства за Бардадыма по сему делу;


4) Дело сие считать по Палате решенным".



 
 
R-SG.ru (c) 2007
Рейтинг@Mail.ru
·Главная· Заблуждения в истории· Мистификации, мошенничества· Нечистая сила·
           ·Чудеса с неба· Аномалии· Контакты. О сайте· Интересные ресурсы·
Рекомендуем посетить: