Заблуждения в истории
Мистификации, мошенничества
Нечистая сила
Чудеса с неба
Необычное, необъяснимое
Аномалии
Контакты. О сайте
Интересные ресурсы
На главную

Призрак в министерстве.


Этот совершенно восхитительный рассказ, названный "Привидение в департаменте", впервые был опубликован газетой "Санкт-Петербургские ведомости" в воскресном номере от 8 мая 1888 года. Его, несомненно, одаренный литературным талантом автор укрылся за инициалами "Г.Н.". Приводим рассказ по тексту, перепечатанному в одном из номеров журнала "Ребус" за 1888 год.


"На днях один очень почтенный сановник передал мне следующую странную историю, имевшую место в начале шестидесятых годов в здании одного из министерств в Петербурге. История настолько странна и удивительна, что ею можно поделиться с читателями. Кроме того, для меня она имеет следующее достоинство: если бы я прочел ее в "Ребусе" - журнале, который, как всем известно, выписывается для покойных родственников(?)', ничего тут удивительного не было бы. Но передававшее мне ее лицо - скептик чрезвычайный и смотрит на все с физико-математической точки зрения, так как и курс-то кончил именно на этом "естественном"


Знак вопроса в скобках поставлен возмущенным издателем "Ребуса" В. И. Прибытковым факультете. Наконец, тем дороже его рассказ, что он сам является в нем лицом действующим. Рассказывал он историю с видимым неудовольствием: по его собственным словам, она противоречит его убеждениям, а давать какие бы то ни было объяснения на ее счет отказался, и даже закончил сожалением, зачем вообще-то ее рассказал.


Рассказ его заключался в следующем:


"Я был делопроизводителем в нашем департаменте, а директор приходился мне дядей. Обедал я у него чуть не ежедневно, тем более что жена его была барынька пречудесная и ко мне, холостому племяннику, относилась весьма сочувственно. Понадобилась однажды вечером дяде справка, не хочет ждать до будущего дня: сейчас ему подай. А справка у меня в столе, в департаменте, и ключ у меня. Дядя говорит: "Сейчас я велю заложить лошадь, поезжай и привези немедленно". Нечего делать, поехал. Зимний вечер, снег, вьюга. Приезжаю. Конечно, некоторый переполох. Сторож у нас из жидов был и всегда после присутствия в подпитии, и звали его Шмульсонн. Он засуетился, зажег сальную свечку (ведь это теперь по всем министерствам керосин, а тогда по стенам только горели масляные лампы), и отправились мы с ним во второй этаж, в департамент.


Ну, обстановка совершенно диккенсовского романа. Лестница огромная, темно: от свечки даже точно темнее еще стало - дает она только маленький круг света, а остальное - мгла самая беспросветная. В окна вьюга так и стучит: все закидало хлопьями, стекла звенят. Ну, я ко всему этому всегда поверхностно относился, и потому на нервы мне это не действовало. Ну, идем. Отпирает Шмуль одну дверь, другую. Вот и департамент наш: огромная карта Российской империи во всю стену, портреты государей во весь рост. Идем все дальше.


Только когда мы входили как раз в ту комнату, где я, по обыкновению, занимался, показалось мне, что кто-то, серый такой, выходит в противоположную дверь. Показалось мне, и тотчас же я отогнал эту мысль, решив, что это тень от нашего шевелящегося пламени. Даже не вздрогнул, а подошел к своему столу, говорю Шмулю: "Свети хорошенько", - вынул ключ, отпер ящик и стал рыться.


Но едва я сел и воцарилась тишина, как совершенно явственно послышались в соседней комнате шаги.


"Шмуль, - говорю, - там есть кто-то."


А он отрицательно трясет головой:


"Никого, васе вышокородие, ижвольте быть шпокойны."


Ну что же, думаю, верно, это ветер. Нашел бумаги, задвинул ящик, только хотел встать, слышу, что там не только шаги, а и стулом кто-то двигает.


"Шмуль, - говорю, - разве ты не слышишь?"


"Слышу, - говорит, - только это так. Ижвольте уходить."


"Как так? Пойдем, посмотрим..."


Тут же он скорчил недовольное лицо.


"Оштавьте, - говорит. - Ну цего шмотреть. Нехай ее!"


"Да про кого ты?"


"Да про бабу"


"Про какую бабу?"


"Да что тут ходит"


"Что ты врешь! Какая баба? Зачем она здесь? Гони ее вон..."


Он протянул шею и повел носом:


"Н-ну! Как ее выгонишь, коли она не живая!"


"Ты опять пьян?"


"Никак нет. Ижвольте спросить у всех сторожей. Как девять часов ударит, и пошла стучать по асем комнатам... И ребеночек на руках... "


Меня взорвала эта глупость.


"Бери свечу, идем!"


И опять, едва мы вошли в соседнюю комнату, я увидел, что кто-то промелькнул в двери. "Шалишь!" - подумал я и скорыми шагами направился туда. Сзади ковылял Шмуль и все твердил:


"Оштавьте, васе вышокородие, ну што вам!"


В третьей комнате я уже ясно видел, как между столов, торопясь и путаясь, шла невысоконькая бабенка в платке на голове, кацавейке, с чем-то завернутым в одеяло.


"Что тебе надо? Пошла вон!" - крикнул я. Она на мгновение остановилась, испуганно оглянулась и затем, быстро семеня ногами, пошла по анфиладе темных комнат. Я пошел за ней.


"Стой! Постой! Кто ты? Как попала сюда?"


Но она не оборачивалась, не останавливалась. Я решил остановить ее во что бы то ни стало; я знал, что загоню ее в последнюю комнату, откуда нет выхода.


Но вот тут-то и произошел казус. Она, очевидно, прошла сквозь запертые двери, оттого что за мгновение перед тем я видел ее в дверях и так близко, что почти дотрагивался до ее плеч, а через мгновение руки мои встретили наглухо запертые створки, и больше ничего.


Холодный пот у меня выступил на лбу, я растерянно взглянул на Шмуля.


"Ну! - сказал он совсем хмуро. - Ну и что, вжяли? Охота васе вышокородие со всякою, можно сказать, мерзостью возиться!"


"Шмуль, да это что же?" - спросил я.


"Ну, и если она толчется тут каждый вечер, жначит, так надо, - философствовал он, - жначит, ее земля не принимает..."


"Ты ее часто видишь?"


"А кто ее не видит? Ее все писаря видят, что внизу живут, она у них все по коридору ходит... она и теперь там... "


"Что за чепуха! Зачем же?..."


Он пожал плечами.


Вьюга забила в стекло как-то особенно яро, снег просто так и рвался в окна. От наших фигур две огромные тени шевелились по стенам, цепляясь головами за потолок...


"Столоначальник Афтыкин ее два раза видели, - заметил мой спутник, - и даже бежали от нее в испуге..."


Я прошел в дежурную комнату выпить стакан воды. Дежурный чиновник Поклепкин сердито расписывался в книге насчет получения от курьера какого-то пакета.


"Вот ми опять ее видели", - заметил Шмуль дежурному, зажимая пальцами пламя свечи.


"Изволили видеть?" - отнесся ко мне Поклепкин. - "Недаром второй стаканчик изволите испийать. А каково-с дежурить? На прошлой неделе она явилась сюда, в дежурную комнату, с младенцем. Никифоров так и грянулся..."


"Однако же это дело надо исследовать", - заметил я.


"Да как вы его исследуете? Ходит видение из загробного мира и смущает. Что же тут поделать? Разве молебен отслужить? Но в таких разах и молебствие не помогает, ведь это не "наваждение, а просто покойник..."


"Нет, это надо разрешить как-нибудь", - настаивал я.


"Премного обяжете. А то дежурить невозможно. Помилуйте, ведь всем видимо: курьеры, и те видят. Младенцы даже лицезреют. Намедни семилетний сын Иванова видел... Просто хоть переходи в другое ведомство"


Когда полчаса спустя я рассказал все происшествие в гостиной дяди, где собрался кружок обычных знакомых, мне не поверили, даже подняли меня на смех. Тогда я предложил всем убедиться: пойти ночью в наше министерство и удостовериться. Среди хохота и шуток начали составляться пари и заклады. Определен был день для исследования.


Я предварительно собрал подробные сведения о том, где по преимуществу является это странное существо. Оказывается, что ежедневно, между одиннадцатью и двенадцатью часами ночи, оно блуждает по длинному коридору, по обе стороны которого расположены квартиры писарей и курьеров, и качает своего ребенка. Если кто показывается в коридоре, она выжидает его приближения и затем начинает уходить всегда в одну и ту же сторону, откуда приходит. Собралось нас пять человек, пожелавших призрак этот поймать во что бы то ни стало. Кроме того, я выбрал двух сторожей поздоровее, в том числе и Шмуля, снабдив их фонарями.


Собрались мы в десять вечера в свободной комнате, где жильцов не было, поставили ломберный стол и уселись за преферанс. Уж это одно обстоятельство указывало на то, насколько мы скептически относились к самому факту появления тени. Немало было смеха по поводу шпаги, которую я принес с собой и поставил в угол. Спрашивали, отчего я не взял револьвера, говоря, что надворному советнику приличнее всего таким оружием сражаться с какою-то бабою, посещающею коридор с курьерами и писарями. В углу были сервированы водка и закуска. Ну, словом, было очень весело, ровно до той минуты, когда Шмуль, тихо стоявший у двери настороже, шепнул:


"Идет!"


Карты посыпались у нас из рук. Почти все побледнели. Я схватил шпагу и стал настороже... Сторожа взяли фонари. Сердце выколачивало барабанную дробь. Шмуль, поглядывавший в щелочку, сказал:


"Близко!... Слюшайте..."


Мерный стук шагов раздавался явственно и гулко по пустому коридору. Слышно было, что кто-то идет неторопливо, неуверенной походкой. Шмуль обратился ко мне и сказал:


"Ну!"


Я, сжимая эфес шпаги, распахнул дверь и сделал шаг в коридор. Она была в двух шагах от меня. При моем появлении она сразу остановилась. Свет от фонаря падал на ее старый клетчатый платок, от которого густая тень ложилась на лицо, но и лицо было видно: бледное, со впавшими щеками и лихорадочным взглядом. На руках ее шевелилось что-то завернутое в тряпки. Она смотрела на меня исподлобья - черты лица ее точно колыхались, то расплывались, то выступали ясно...


С минуту мы молча стояли друг перед другом. Наконец я овладел собою и сделал шаг к ней. Она быстро повернулась и пошла прочь.


"Свети!" - крикнул я и кинулся за нею.


Но и она побежала. Свет прыгал возле меня и ясно освещал ее спину - старую полинявшую кацавейку. Ноги ее шлепали быстро, стуча башмаками, я видел их, они были без чулок - худые, посиневшие, башмаки свободно хлябали на них; я видел ее круглую пятку...


Она выбежала на черную лестницу и стала подниматься наверх. Удивительно, как она не теряла своей обуви, прыгая через три ступеньки, так что мы едва поспевали. Вот один поворот, другой, третий. Она бежит все выше, мы задыхаемся, но бежим-нельзя же потерять ее из виду. Вот и четвертый, последний, этаж. Я один опередил других и все еще ее вижу. Она бежит еще выше, но куда же? Последний поворот, и я наткнулся на какую-то дверь - дальше хода нет.


Вот и Шмуль с фонарем. Это дверь на чердак. У двери никого: вокруг голые стены. На двери огромный замок. Все мы столпились. Что же делать? Послать за ключом, натурально. Бегал за ним Шмуль минут десять, не меньше. Долго возились, пока открыли тугой замок. Вот и отворилась дверь. Не поздно ли?


Обыкновенный чердак, красные кирпичи по стенам, запах затхлости и пыли. Взошли, огляделись.


"Да, много найдете!" - сказал кто-то... А она стоит неподалеку и смотрит на нас, я опять к ней, она опять повернулась и опять пошла. Бежать уж неловко: пол кирпичный, неровный.


Да и она не торопится, идет в трех шагах от нас.


Дошла она до одного угла. Остановилась, опять к нам обернулась и прижалась спиной к стене. Шмуль поднес ей фонарь к самому лицу, она отклонилась и вдруг точно стала уходить в стену, точно ее вдавливало что туда, и ведь туг же на глазах у нас ушла совсем, и осталась только кирпичная стена, и ничего больше. Долго мы стояли молча.


Что же делать?... Что там за стеной? Смотритель объяснил, что там стена соседнего дома... Тут я только заметил, что у меня в одной руке шпага, а в другой мелок: я как собрался записывать ремиз, так и не выпустил его из рук. Я начертил большой белый крест на том месте, куда она ушла, и мы стали спускаться.


Вот и весь мой рассказ. Но самое удивительное впереди. Я настоял, чтобы под моим крестом вынули ряд кирпичей. Постройка была фундаментальная, крепостная. На высоте аршина от пола найдено было пустое пространство. Там лежали кости женского скелета. Платье истлело, остались только башмаки. Детского скелета не было. Доктор заявил, что костям не менее полустолетия. Наш священник кости отпел, и их похоронили где-то за мой счет. Никакие привидения более не показывались в нашем министерстве".



 
 
R-SG.ru (c) 2007
Рейтинг@Mail.ru
·Главная· Заблуждения в истории· Мистификации, мошенничества· Нечистая сила·
           ·Чудеса с неба· Аномалии· Контакты. О сайте· Интересные ресурсы·
Рекомендуем посетить:

ДжиЭнерджи. Надежные бензиновые генераторы с японским двигателем на Воробьёвых горах.