Заблуждения в истории
Мистификации, мошенничества
Нечистая сила
Чудеса с неба
Необычное, необъяснимое
Аномалии
Контакты. О сайте
Интересные ресурсы
На главную

Штурма Бастилии не было.


1 · 2 · 3 · 4 · (5)

Кульминацией стал Париж. На улицах и крышах домов расположились тысячи людей; все ликовали. Когда Неккер возвратился в Париж, уже начали сносить Бастилию. От "бастиона деспотизма" не должно было остаться камня на камне. Однако крепость сносил вовсе не "парижский народ", на плечи которого потомки часто сваливают этот обременительный труд. Ётим занялся строительный подрядчик Поллуа; под его началом работали 500 человек, получавших за свой труд по 45 су в день. Имелся у них и побочный заработок. Ведь уже сколько недель Бастилия была излюбленным местом прогулки парижан. За пару су многие охотно покупали "кусочек страшного тюремного свода, на который веками оседало дыхание невинных жертв". Весь Париж жаждал увидеть брешь, через которую ворвались в крепость победители. Зеваки ощупывали пушки, "беспрерывно палившие в народ"; с содроганием останавливались перед "орудием пытки", которое на самом деле было всего лишь конфискованной старинной печатной машиной; в ужасе застывали, уставившись на человеческие скелеты, найденные во дворе Бастилии. Скелеты считали "останками мучеников свободы", что воочию доказывало "жестокость деспотической власти". Граф Мирабо, выступая в Национальном собрании, сказал: "Министрам недостало прозорливости, они забыли доесть кости!"


За эти недели и месяцы родилась легенда о "штурме Бастилии" и о "цитадели деспотизма". Немало тому способствовал Анри Масер де Латюд, один из бывших узников крепости. Он провел в Бастилии 35 лет и теперь осознавал открывавшиеся перед ним возможности. Когда крепость начали сносить, он водил по ее развалинам любопытствующих зевак, позже написал книгу о времени, проведенном в тюрьме. В 1749 году Латюд инсценировал покушение на мадам де Помпадур. Он отослал ей своего рода "адскую машину", но прежде чем его конструкция прибыла в Версаль, поехал туда сам, дабы предупредить Помпадур. Там он рассказал, что "видел, как двое мужчин отправили подозрительный пакет". Вот так он добивался славы, связей, наград. Но ничего не вышло - его изобличили и бросили в Бастилию. За это Латюда конечно же не осудили бы на 35 лет, но он повел себя в Бастилии так экстравагантно, что его сочли душевнобольным. Трижды он бежал. Во второй побег воспользовался веревочной лестницей, скрученной из рубашек. Ёти рубашки по его желанию передало ему тюремное начальство. 06 этом сообщают сохранившиеся документы. Начальство заказало для него 13 Дюжин рубашек - каждую за 20 ливров! Разумеется, Латюд умолчал об этом в своих мемуарах "Мой побег из Бастилии". Может быть, сегодня еще и верили бы Латюду, поведавшему немало страшных небылиц, если бы архив Бастилии не удалось спасти. Сразу после взятия крепости Избирательный комитет поручил нескольким гражданам сберечь то, что осталось от архива. "Давайте сохраним документы! - воскликнул один из выборщиков. - Говорят, что архивы Бастилии грабят. Нужно поскорее спасти остатки бумаг, свидетелей позорнейшего деспотизма. Пусть они внушают нашим внукам отвращение перед прошлым!"


Вот так была спасена, а потом опубликована большая часть документов.


Публикацию продолжали даже тогда, когда стало ясно, что именно бумаги, добытые в Бастилии, освобождали прежний режим от многих обвинений! Когда через 138 лет после "взятия Бастилии" заявили, что "историки недавно наконец окончательно разрушили легенду о таинственной цитадели французских королей, многочисленные ученые, прилагая неимоверные усилия, выявили рад документов, касающихся Бастилии, и тщательно сопоставили их, чтобы впоследствии, соблюдая необходимую осмотрительность, опубликовать их", тогда зародилась новая легенда, столь популярная, расхожая легенда об успехах современных исследователей. На самом деле все основные документы, касающиеся Бастилии, стали известны еще в 1789 году.


Итак, комиссия, назначенная городскими властями, тотчас начала публиковать документы архива Бастилии. Ёто ценное собрание документов и свидетельств очевидцев взятия крепости появилось на свет еще в 1789 году и имело следующее название: "Разоблаченная Бастилия, или Собрание запретных донесений по истории оной". Двумя основными темами книги были "разоблачение деспотизма" и "правдивое описание штурма Бастилии". В предисловии к первому изданию говорилось о "невинных жертвах резни"; Бастилия именовалась одной из "самых чудовищных голов гидры деспотизма", а сами издатели обещали привести "коллекцию доводов и примеров сих свирепых деяний, в коих нескончаемо был повинен деспотизм правителей".


Обещание не было выполнено. Официальные акты и мемуарные записи, представленные издателями, свидетельствовали о прямо противоположном: с заключенными в Бастилии обращались вполне сносно. Но самое поразительное было в том, что издатели даже и после этого не отступились от своего первоначального замысла. Их интересовала правда! И они прямо изобличали, как лживые, воспоминания некоторых бывших арестантов, вылившиеся в нагромождение ужасов. Хотя издатели и пребывали на службе у новых властей, они сами первыми развеяли легенду о трупах узников, закопанных во дворе Бастилии, о заключенных, умиравших от голода или погибавших под пытками. С научной педантичностью исследователи изучали скелеты, найденные там. Выявилось, что речь шла о заключенных-протестантах, умерших в Бастилии и похороненных во дворе крепости, поскольку в погребении на городских католических кладбищах им было отказано.


В собрании документов, уже во втором его издании, была опровергнута и легенда о штурме Бастилии. В предисловии говорилось: "Предложив новое издание, мы самым достойным образом вознамерились подтвердить подлинность всех фактов, относящихся к взятию Бастилии. Чтобы добраться до истины, мы не проводили никаких новых исследований. Мы лишь изучили и обсудили все самым тщательным образом. Гарнизон замка, инвалиды, тюремщики, заключенные, осаждавшие, осаждаемые, опрошены были всеЕ" И после всей проделанной работы издатели пришли к выводу:


"Бастилию не взяли штурмом; ее ворота открыл сам гарнизон. Ёти факты истинны и не могут быть подвергнуты сомнению".


Мы уже подчеркивали, что гарнизон крепости выстрелил из орудия лишь один-единственный раз - картечью, а рассказ о 15 пушках, паливших беспрерывно, просто недостоверен. Что же касается нескольких соседних домов, разрушенных пушечными ядрами, то виной тому, как поясняли издатели, было следующее: "Пушечные ядра, посылаемые осаждавшими, не всегда попадали в Бастилию, порой они миновали ее и улетали очень далеко". Но парижане - и не только они - по-прежнему верили в 15 пушек, ужасную темницу, жестокое обращение с заключенными, штурм и пробитую брешь.


А что же Неккер, во многом из-за которого все это разыгралось? Он быстро терял влияние и популярность. Через 13 месяцев он в последний раз - и. теперь окончательно - был отставлен от должности и уехал в свой швейцарский замок. В 1794 году умерла его жена; он самым педантичным образом исполнил все ее указания. Через три месяца после ее смерти мавзолей вместе с большим бассейном был окончательно готов; до тех пор Неккер держал тело покойной у себя в доме. Спустя десять лет он последовал за ней. А в 1817 году пришел черед и их дочери, Жермены де Сталь, к тому времени ставшей прославленной писательницей (особенно известна была ее трехтомная книга "О Германии", на страницах которой де Сталь увековечила "страну мыслителей и поэтов", хотя и подвергла ее беспристрастной критике).


Жермена де Сталь умерла 14 июля; в тот день, ровно 28 лет назад, по Парижу носили бюст ее отца. Через четыре дня после ее смерти был вскрыт семейный мавзолей - там, в черном мраморном бассейне, еще наполовину заполненном спиртом, укрытые красным покрывалом лежали тела Неккера и его жены. Гроб дочери поставили в ногах бассейна; мавзолей снова замуровали, и Неккеры обрели наконец покой.


Произошли перемены в политике. Революция, а вслед за ней и Наполеон стали теперь историей. Франция вновь обрела короля. Можно было бы, пожалуй, даже сказать, что все стало по-прежнему - так много всего было реставрировано.


Но исподволь революция продолжалась. Великая революция, о которой в драме Георга Бюхнера "Смерть Дантона" сказано, что она не знает святынь. Однако одну святыню она сохранила до наших дней: 14 июля, день взятия Бастилии - событие, которого никогда не было. Каждый год в этот день французы выходят на улицу, радуются, танцуют и вспоминают героев, брешь, 15 пушек, непрерывно паливших в народЕ




1 · 2 · 3 · 4 · (5)

 
 
R-SG.ru (c) 2007
Рейтинг@Mail.ru
·Главная· Заблуждения в истории· Мистификации, мошенничества· Нечистая сила·
           ·Чудеса с неба· Аномалии· Контакты. О сайте· Интересные ресурсы·
Рекомендуем посетить: